Международная магистерская программа «Психология развития» (Россия - Швейцария)
Сайт "Детская психология для родителей"
Центр игры и игрушки МГППУ

Библиопсихология и библиотерапия

Библиопсихология и библиотерапия

Психологический институт РАО .- М. : Школьная библиотека, 2005.- 480 с. : ил.; 60х84/16 .- (Профессиональная библиотека школьного библиотекаря) .- Приложение к журналу ''Школьная библиотека''. Серия 1, вып. 6-7 (сдвоенный) 2005г.
Аннотации не найдено
Оглавление

Предисловие Лейтес Н.С.

ЧАСТЬ 1. ПСИХОЛОГИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОГО ВОСПРИЯТИЯ

  • Кабачек О.Л. (Москва) Тенденция развития библиопсихологии
  • Шаповал С.А. (Москва) Библиопсихология и эстетическое восприятие
  • Борисенко Н.А., Николаева А.Б. (Москва) Литература и театр глазами психологов
  • Новлянская З.Н., Кудина Т.Н. (Москва) Становление читательской позиции у детей и подростков
  • Чубук Н. Ф. (Москва) Герой детского литературного творчества и некоторые проблемы психологии художественного развития
  • Гончарова Е.Л. (Москва) Ранние ступени приобщения к чтению по материалам изучения и обучения слепоглухих детей
  • Граник Г.Г., Бондаренко СМ., Концевая Л.А. (Москва) Что значит «уметь работать с книгой»
  • Букатов В.М. (Москва) Комментарий — помощник читателя

Приложение

  • Теплов Б.М. Психологические вопросы художественного воспитания

ЧАСТЬ 2. ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ КНИГ (В АСПЕКТЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА)

  • Кабачек О.Л. (Москва) Библиотерапия: история, теории и методики
  • Тихомирова И. И. (Санкт-Петербург) Условия и предпосылки терапевтического эффекта чтения
  • Кабачек О.Л. (Москва) Психология чтения как наука и как искусство
  • Будасова В.П., Вакула М.Г., Морозова Н.Н. (Саранск) Характерологические особенности подростков и выбор чтения
  • Макарова Т.Н. (Мглин Брянской обл.) Из опыта работы с детьми-инвалидами и сиротами
  • Матухина С.С. (Кудымкар Пермской обл.) Приобщение к чтению детей с задержкой психического развития
  • Каштанова В.Д., Радыгина Л.А. (Лысьва Пермской обл.) Из опыта создания библиотерапевтического центра реабилитации детей с ограниченными физическими возможностями
  • Ермакова Т.В. (Ставрополь) Душеполезное чтение
  • Суворов А.В. (Москва) Мои любимые катакомбы
  • Сосланд А.И. (Москва) Об идеологических аспектах распространения культуры
  • Кабачек О.Л. (Москва) Маленький комментарий к статье А.И. Сосланда

Приложение

  • Искандер Ф. «Авторитет»

ЧАСТЬ 3. ЛЕЧЕБНОЕ ВЛИЯНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (ИЗ ОПЫТА ЛОГОПСИХОТЕРАПИИ)

  • Некрасова Ю.Б. (Москва) Библиотерапия на подготовительном этапе социальной реабилитации заикающихся подростков и взрослых
  • Карпова Н.Л. (Москва) Библиотерапия в семейной логопсихотерапии
  • Карпова Н.Л. (Москва), Яковистенко А.Д. (Самара) Особенности метода библиотерапии в групповой семейной логопсихотерапии
  • Ситникова Н.А. (Москва) От «Гадкого утенка» до «Чайки по имени Дж. Ливингстон»
  • Афрюткина А.А. (Москва) Проективная функция библиотерапии в методике логопсихотерапии
  • Мордовцева Т. В. (Таганрог) Диалогические цели в библиотерапии: на пути к согласию терапевта и участника группы
  • Янченко И.В.(Таганрог) Диалог в библиотерапии
  • Кругликова А.Ю. (Таганрог) Организация библиотерапевтического процесса в работе с подростками в рамках семейной групповой логопсихотерапии
  • Глухова Н.В. (Таганрог) Своеобразие применения метода библиотерапии на пропедевтическом этапе групповой семейной логопсихотерапии с заикающимися дошкольниками
  • Загородникова Е.З. (Владивосток) Что дала мне библиотерапия
  • Янченко И.В. (Таганрог) Использование метода контент-анализа в исследовании библиотерапевтического материала

Приложение. РАБОТЫ УЧАСТНИКОВ ГРУПП СЕМЕЙНОЙ ЛОГОПСИХОТЕРАПИИ

  • Карпова Н.Л. Комментарии к Приложению
  • Работы участников групп семейной логопсихотерапии
  • Карпова Н.Л. Комментарий в заключение

Авторы сборника «Библиопсихология и библиотерапия» (Ред. Н.С. Лейтес, Н.Л. Карпова, О.Л. Кабачек)

  • Афрюткина А.А. (Москва) — студентка 5 курса Московского городского психолого-педагогического университета;
  • Бондаренко С.М. (Москва) — кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Психологического института (ПИ) РАО;
  • Борисенко Н.А. (Москва) — кандидат филологических наук, старший научный сотрудник ПИ РАО;
  • Будасова В.П. (Саранск) сотрудник Мордовской Республиканской детской библиотеки;
  • Букатов В.М. (Москва) — доктор педагогических наук, главный научный сотрудник НИИ социально-педагогических проблем сельской школы РАО;
  • Вакула М.Г. (Саранск) сотрудник Мордовской Республиканской детской библиотеки;
  • Глухова Н.В. (Таганрог) — учитель-логопед Муниципального дошкольного образовательного учреждения «Здоровый ребенок»;
  • Гончарова Е.Л. (Москва) - кандидат психологических наук, зав. Лабораторией Института коррекционной педагогики РАО;
  • Граник Г.Г. (Москва) — доктор психологических наук, академик РАО, главный научный сотрудник ПИ РАО;
  • Ермакова Т.В. (Ставрополь) — сотрудник Ставропольской краевой детской библиотеки;
  • Загородникова Е.З. (Владивосток) - учитель-логопед ДОУ№ 156;
  • Кабачек О.Л. (Москва) — зав. отделом Российской государственной детской библиотеки;
  • Карпова Н.Л. (Москва) — доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО;
  • Каштанова В.Д. (г. Лысьва Пермского края) — сотрудник Центральной детской библиотеки;
  • Концевая Л.А. (Москва) — кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО;
  • Кругликова А.Ю. (Таганрог) — педагог-психолог, Муниципального дошкольного образовательного учреждения «Здоровый ребенок»;
  • Лейтес Н.С. (Москва) - доктор психологических наук, главный научный сотрудник ПИ РАО;
  • Макарова. Т.Н. (г. Мглин Брянской обл.) — сотрудник Центральной городской детской библиотеки;
  • Матухина С.С. (г. Кудымкар Пермского края) — сотрудник Центральной городской детской библиотеки;
  • Мордовцева Т.В. (Таганрог) - кандидат философских наук, зав. кафедрой. Таганрогского института управления и экономики;
  • Морозова Н.Н. (Саранск) — сотрудник Мордовской Республиканской детской библиотеки;
  • Некрасова Ю.Б. (Москва) — доктор психологических наук;
  • Николаева А.Б. (Москва) — кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО;
  • Новлянская З.Н. (Москва) - кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО;
  • Кудина Г.Н. (Москва) — кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО;
  • Радыгина Л.А. (г. Лысьва Пермского края) — сотрудник Центральной детской библиотеки;
  • Ситникова Н.А. (Москва) — младший научный сотрудник ПИ РАО;
  • Сосланд А.И. (Москва) — кандидат психологических наук, доцент Московского городского психолого-педагогического университета;
  • Суворов А.В. (Москва) — доктор психологических наук, старший научный сотрудник ПИ РАО;
  • Теплов Б.М. (Москва) — доктор психологических наук;
  • Тихомирова И.И. (Санкт-Петербург) - кандидат педагогических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств;
  • Чубук Н.Ф. (Москва) — младший научный сотрудник ПИ РАО;
  • Шаповал С.А. (Москва) - старший научный сотрудник ПИ РАО;
  • Яковистенко А.Д. (Самара) — старший преподаватель Самарского филиала Московского государственного педагогического университета;
  • Янченко И.В. (Таганрог) — учитель-логопед Муниципального дошкольного образовательного учреждения «Здоровый ребенок».
Предисловие

Термины «библиопсихология» и «библиотерапия» получили весьма широкое распространение. Они служат для обозначения специализированных разделов науки, каждый из которых, однако, еще не имеет подлинных традиций и находится в стадии становления. Поэтому значение этих терминов еще недостаточно определенное. Оба слова имеют общую основу: от греч. biblio - книга. Рассмотрение вопросов о том, что и как изучает библиопсихология, а также — чем и как занимается библиотерапия — составляет содержание предлагаемого издания.

Известно, какое значение для европейской культуры имело появление книг, изобретение книгопечатания (XV век). Печатные тексты стали основой сохранения опыта и духовного обогащения. Без них нельзя представить себе ни науки Нового времени, ни искусства с его словесной составляющей. По мере распространения грамотности книги, а затем и библиотеки стали неотъемлемой частью цивилизации. Но еще задолго до книгопечатания, когда культура опиралась на письменность, появилась надобность в изучении текстов и возникла особая область знания — герменевтика: искусство и теория истолкования текстов. В этом нуждалась церковная литература, имеющая дело с библейскими текстами, а начиная с эпохи Возрождения — классическая филология, обращающаяся к текстам античности. В Новое время уже существует литературоведение, изучающее литературно-художественные книги, во многом опираясь на опыт герменевтики.

В ходе развития культуры возникали иные, чем прежде, аспекты изучения литературных произведений и их авторов, принципиально новые подходы к анализу текстов. Выдающийся языковед и философ В. Гумбольд подчеркивал значение самого языка произведений литературы: язык — не просто готовый инструмент, но непроизвольно является средством самовыражения и постижения жизни. Отсюда — необходимость полнее вникать в язык текстов! Другой крупный немецкий ученый, В. Дильтей, разработал принципы «понимающей психологии», относящиеся и к пониманию книжных текстов. Так что проблемы, связанные с внедрением книг в жизнь людей, начали обсуждаться в научной литературе гораздо раньше, чем они стали предметом особой научной дисциплины. Во множестве отдельных изысканий накапливались данные о закономерностях восприятия печатных знаков и текстов в целом. И все большее внимание к себе привлекали процессы литературного творчества и сами личности творцов.

Важной вехой в становлении специальной отрасли науки о взаимодействии человека с книгой явились труды замечательного отечественного книговеда и культуролога НА. Рубакина. В 20-х годах прошлого века он выступил с развернутой программой «библиопсихологии» (он и ввел этот термин). Суть его программы — системное изучение триады «читатель — книга (текст) — автор». Им отмечалось, что обычно каждая из частей триады рассматривается отдельно, тогда как наиболее существенно их взаимодействие и единство. При этом он исходил из того, что главное — это роль читателя. Он считал неправомерным положение, когда изучается сначала текст, потом автор (или сначала автор, потом текст), а читатель — где-то на втором плане. Он подчеркивал, что каждый читатель по-своему, избирательно усваивает и осмысливает тексты, привнося в них что-то свое. Поэтому первостепенное значение имеет изучение читателей, ведь от умственных и нравственных качеств тех, кто читает, зависят смысл и значимость воспринимаемых ими текстов. Он указывал, что читательское восприятие имеет свои индивидуально-природные предпосылки, и подчеркивал, что взаимосвязь читателя и книг нужно рассматривать в культурно-историческом контексте. НА. Рубакин считал, что библиопсихология, возникающая на пересечении разных наук, должна соединять в себе проблематику и методы как естествознания, так и гуманитарного знания.

Существенное значение для более конкретного изучения механизмов восприятия текстов имело дальнейшее развитие в XX веке семиотики — учения о знаках и знаковых системах. Те или иные системы знаков, естественные или созданные искусственно, понимаются как своеобразные «языки» с некоторыми общими для них правилами. Семиотический подход к изучению текстов предполагает три уровня: 1) выделение и систематизацию сочетаний знаков; 2) интерпретацию значения определенных структур знаков; 3) выяснение взаимосвязи между значением знаковых систем и теми, кто их воспринимает. Такой подход вслед за лингвистикой проник и в литературоведение. Новые аспекты изучения и получаемые при этом результаты обогащали и библиопсихологию.

Важнейший вклад в изучение психологии восприятия текстов внесли новаторские труды литературоведа и теоретика искусства М.М. Бахтина (середина прошлого века). В основе его концепции лежала идея диалога, понимаемого им не только как норма общения отдельных личностей, но и как норма самосознания и как способ взаимодействия личности с объектами культуры и искусства. Им показано, что в диалоге слово (мысль, знание) обретает множество новых смыслов; в таком многоголосии (полифонии) обнаруживаются их равные права на существование. При этом постижение личностью собственного «Я» происходит именно в общении с «другими». Соответственно и читательское восприятие, по существу, означает своего рода мысленный диалог с текстом и его автором. Эти идеи получили широкое признание. Они во многом содействуют пониманию тех специфических проблем, которые обычно относятся к ведению библиопсихологии и библиотерапии.

Обсуждаемая нами область науки — человек и книги. Но эта сторона жизни людей так быстро изменяется, что можно подумать, не обращаемся ли мы здесь к феноменам, которые уже уходят в прошлое. Ведь за время, прошедшее после массового распространения книгопечатания, и особенно за последние десятилетия, коренным образом изменилась техническая сторона изготовления и предъявления текстов. В наш век компьютерных таблоидов появилась реальная альтернатива бумажным страницам книг. Но все же: даже если считать, что книги в нынешнем виде начинают отмирать, что далеко не бесспорно, то такая реальность, как взаимодействие человека с текстами, будет иметь место и впредь. Связанные с этим психологические проблемы — залог сохранения библиопсихологии и ее дальнейшего развития.

В наше время эта сфера научного поиска — на стыке психологии со смежными науками - находится на подъеме и представлена многими теоретическими и эмпирическими разработками. В данном сборнике представлены материалы по психологическим проблемам библиопсихологии, а также по вопросам библиотерапии, важнейшего практического применения этой многосторонней научной дисциплины.

Книга состоит из трех частей.

Первая часть, посвященная психологии читательского восприятия, знакомит с современными работами по библиопсихологии. Здесь представлены сообщения — разные по своим подходам к проблемам чтения и касающиеся разных категорий читателей.

Открывается эта часть двумя обзорно-теоретическими статьями. В статье О.Л. Кабачек об общей тенденции развития библиопсихологии показана необоснованность тех ставших стереотипными представлений, которые преодолеваются в ходе развития библиопсихологии. Так, до сих пор еще односторонне понимается специфика восприятия научных текстов, с одной стороны, и художественных — с другой: либо преувеличивается, либо недооценивается различие между ними. Например, недостаточно учитывается, что научное познание может быть не только в понятиях, но и в образах. Другой существенный вопрос: нередко процессы читательского восприятия рассматривались без учета того или иного отношения читателя к тексту и его автору. Еще важный момент: зачастую исследователи оставляли без внимания зависимость уровня и своеобразия литературного развития читателя от его личностных свойств. И другие, не менее важные, вопросы (об отношении к литературному творчеству; об изменяющейся роли разных жанров литературы) обсуждаются как в социально-исторической ретроспективе, так и в индивидуально-психологическом плане, на основе данных о различиях в ходе онтогенеза. Автор статьи привлекает внимание к сложности и многофакторной обусловленности читательского восприятия.

В статье С.А. Шаповал также рассматривается исторический ход развития библиопсихологии. Прослеживается судьба некоторых важных для библиопсихологии идей Н.А. Рубакина. Выясняется, в частности, что его представления о ступенях изучения текста во многом соответствуют нейропсихологическому подходу к стадиям понимания. А очень ценимый им методический прием освоения текста, так называемое замедленное чтение, — получил распространение и развитие в педагогической психологии. Одна из главных идей Н.А. Рубакина — об индивидуально-личностном восприятии книги, о зависимости содержания текста от того, что привносится в него воображением читателя, — получила новую жизнь в известном направлении литературоведения на Западе, которое называет себя «рецептивной эстетикой». В центре внимания этой научной школы — рецепция, восприятие, т.е. самый процесс контакта читателя с текстом, их взаимовлияние; при этом учитываются различия в типах людей и предлагаются классификации типов. По-видимому, современная библиопсихология принимает тезис (идущий от Н.А. Рубакина) о «примате» читателя. В статье показано, что такой подход к психологии чтения весьма актуален: он близок к установкам гуманистической психологии и личностно-ориентированной педагогики.

Далее, в статье Н.А. Борисенко и А.Б. Николаевой представлен другой вид библиопсихологической работы: здесь рассмотрен конкретный результат соединения психологии с филологией и культурологией. На примере анализа новаторской учебной книги (Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевой «Драматурги, драматургия, театр», 2001) показано, как научно-психологические представления позволяют глубже и точнее воспринимать художественный текст.

Последующие три статьи знакомят с исследованиями восприятия текста, проведенными с детьми. Эти работы выявляют некоторые возрастные закономерности читательского развития.

Так, статья З.Н. Новлянской и Г.Н. Кудиной посвящена вопросам становления читателя, который может не только осознать свое отношение к произведению, но и отношение автора к тому, что там изображено; такого уровня читательского восприятия важно достичь. Авторами статьи был разработан и уже апробирован курс преподавания литературы в школе, с первого по одиннадцатый класс, имеющий целью эстетическое воспитание учащихся и выработку у них читательской позиции. В этой системе литературного образования предусмотрено, что детям следует побывать и в авторской позиции, т.е. иметь свой опыт литературного творчества (такие занятия проводились, начиная с младших классов); при этом ученики должны были осваивать и позицию критика (получали представление о «выразительно-содержательной форме»). Все это обеспечивало обогащение их читательской позиции, побуждало более активно воспринимать текст. Статья знакомит с тремя возрастными этапами развития читательской позиции. Эта большая многоплановая работа велась в русле определенной психолого-эстетической научной школы и непосредственно направлена на решение психолого-дидактических задач. Однако очевидно, что изучение у детей читательского восприятия, понимаемого как общение с текстом и его автором, относится и к разработке основ библиопсихологии.

К содержанию этой статьи примыкает изыскание Н.Ф. Чубук: она проанализировала творческие работы учеников, которые прошли курс литературы по программе Г.Н. Кудиной и З.Н. Новлянской. Эти школьники ежегодно, в течение 10 лет, должны были сочинять что-нибудь свое, т.е. побывать в «авторской позиции». Оказалось, что в зависимости от возраста юных авторов вполне определенным образом изменяются особенности описания ими людей (литературных персонажей). Выявлены последовательные этапы возрастания полноты и сложности личностных характеристик. Обнаружены также закономерные тенденции в установках на жизнеподобие или на условность изображаемого. Выполненный анализ проявившихся черт «авторской позиции» одновременно дает представление об уровне и некоторых аспектах читательского развития детей. Тем самым вносится вклад в столь существенное для библиопсихологии изучение особенностей читателя.

Статья Е.Л. Гончаровой проливает свет на самую начальную пору приобщения к чтению. В качестве «главного события» раннего читательского онтогенеза выделяется наступление периода понимания ребенком контекстной речи, т.е. понимания того, что выходит за пределы непосредственно выражаемого в речи (в отличие от ситуативной речи, обозначающей то, с чем сталкивается ребенок «здесь и сейчас»). Способность к пониманию контекста речи — это уже и способность улавливать в содержании текста ту новую информацию, которая может войти в уже имеющийся личный опыт (познавательный, эмоциональный, смысловой). Именно такое, не сводящееся к ситуационному, восприятие речи обогащает и развивает психику, становится важной предпосылкой читательской деятельности. Обычно выход ребенка на этот рубеж развития происходит незаметно. Подлинное значение и жизненная необходимость перехода к контекстному пониманию речи (текста) могут остро обнаруживаться в случаях, когда ребенок лишен нормальных условий социализации (например, дети с глубокими нарушениями зрения и слуха). Именно на материале изучения и обучения таких детей показаны роль и психологические механизмы готовности к восприятию речевого контекста. Выяснение ранних, исходных предпосылок приобщения к чтению как к источнику познания окружающей жизни и самопознания — необходимое звено в системе изысканий, разрабатывающих проблемы библиопсихологии.

Психолого-педагогическому подходу к проблеме чтения посвящена статья Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевой. В ней на основе обобщения передового учительского опыта представлена модель «идеального читателя». На многих выразительных примерах — применительно к чтению учебных и научно-популярных текстов — показано, что значит «уметь работать с книгой» и заниматься самостоятельно. Главная мысль — в том, что для понимания и запоминания текста нужно относиться к нему активно: обращаться с вопросами и искать на них ответы, выдвигать собственные предположения, с чем-то соглашаться, в чем-то сомневаться, спорить, другими словами — мысленно общаться с текстом, а то и с его автором. Тем самым выявляются предпосылки полноценного читательского восприятия. Статья в целом — свидетельство того, как союз психологии и педагогики может помогать педагогической практике.

Первая часть завершается статьей В.М. Букатова о комментариях к книгам. Это не должно удивлять: библиопсихология охватывает самые различные вопросы, касающиеся взаимодействия человека с литературным текстом. Многообразна роль комментариев: они могут пояснять, давать справку, иллюстрировать, интерпретировать. Ими надо уметь пользоваться. Они могут играть важную психологическую роль, помогая восприятию и пониманию текста.

Столь разные статьи этой части книги достаточно характерны для современного состояния той области знания, о которой идет речь. Сейчас в библиопсихологии наиболее заметны культурологические и семиотические изыскания, а также экспериментальные и эмпирические работы в сфере словесно-книжной культуры, относящиеся непосредственно к проблемам образования. Так что представленные статьи могут частично давать ориентировку в этой возникшей на стыке наук особой научной отрасли, призванной отвечать на многие запросы, но еще продолжающей заниматься поисками своего «предмета».

В Приложении к этой части книги дается статья классика отечественной психологии, выдающегося психолога Б.М. Теплова, где речь идет о психологии восприятия искусства, в том числе и литературных произведений. Статья была написана еще в 40-е гг. прошлого века, но ее содержание нисколько не устарело.

Вторая часть посвящена библиотерапевтическому аспекту в работе библиотек. Статьи специалистов по библиотечному делу и детскому чтению позволяют получить конкретные представления о проблемах, связанных с применением на практике положений библиопсихологии.

Библиотерапия - она может пониматься не только как лечение, но и как воспитание с помощью книг. Тем самым она имеет отношение как к медицине, так и к педагогике. В одних случаях имеется в виду лишь подбор книг для чтения, в других — и обсуждение их с теми, кто нуждается в поддержке. У библиотерапии могут быть разные цели: например, изменение эмоционального состояния человека или влияние на сами особенности личности; она может выступать как руководство со стороны, а может — как средство самоанализа и самосовершенствования; может применяться в индивидуальных и в групповых формах, и т.д.

Начинается эта часть книги со статьи О.Л. Кабачек, специально посвященной теоретическим вопросам библиотерапии. После сведений о понятии «терапия» в прошлом (первоначально «терапевт» - мудрец, мыслитель) представлен исторический ход становления библиотерапии, вобравшей в себя методы медицины, педагогики, психологии и библиотечного дела. В центре внимания — психологические механизмы библиотерапии, в частности, рассматривается проблема идентификации читателя с героем литературного произведения, а иногда и с его автором. Представлены обоснования разных подходов к классификации библиотерапевтических методик. В этой связи выясняется возможная терапевтическая роль тех или иных жанров литературы. Особо рассматривается значение внутренней вовлеченности читателя в процесс восприятия текста. Раскрывается влияние таких особенностей отношения к чтению, как читательские ожидания, эмоционально-ценностные установки, степень и характер катарсиса. Отдельный раздел посвящен терапии творчеством. Статья, в целом, вводя в контекст библиотерапевтических проблем, служит введением к последующим сообщениям по актуальным вопросам воспитательного и лечебного воздействия книг.

В статье И.И. Тихомировой привлекается внимание к роли подлинно художественных произведений литературы в духовно-нравственном развитии растущего человека: указывается, что чтение таких книг укрепляет образное воображение, пробуждает сопереживания и интерес к людям. Отмечается, что знакомство с тем жизненным опытом, который отражен в произведениях литературы, может поднимать уровень самосознания и оказывать психологическую поддержку, позволяя по-новому взглянуть на свои затруднения и неприятности. Поэтому, подчеркивается в статье, нельзя мириться с тем, когда ребенок, тем более в подростковом возрасте, не любит книги, отказывается читать. Такого рода негативизм иллюстрируется примером из рассказа Ф. Искандера (где описаны безуспешные попытки отца приучить сына-подростка к чтению). В статье речь идет и о том, что восприимчивость к чтению зависит не только от личности читателя, но и от качества самих книг, предлагаемых детям. Отсюда - очевидная роль детских библиотек.

С этой статьей перекликается еще одна статья О.Л. Кабачек. В ней также речь идет о важности приобщения детей к чтению и используется в качестве «дидактического пособия» тот же рассказ Ф. Искандера (он приводится в конце данной части книги, в виде приложения). Намечается расхождение между двумя авторами: О.Л. Кабачек считает, что И.И. Тихомирова склонна судить об уровне читательского развития «по здравому смыслу», недостаточно учитывая данные психологической науки. Имеются в виду разработанные в психологии характеристики возрастных этапов детства, а также свидетельства о том, что в годы возрастного развития литературно-творческие возможности и читательское восприятие — две стороны единой системы личностного роста. В подкрепление своих тезисов О.Л. Кабачек дает краткий обзор научных направлений в отечественной психологии чтения (после Н.А. Рубакина), что представляет самостоятельный интерес. Та и другая статьи близки по своим гуманистическим установкам. В каждой из них убедительно показаны воспитательный потенциал подлинно художественной литературы, а также значимость помощи юному читателю со стороны детских библиотек. Полемический зачин начала второй статьи переходит к концу ее в примиряющее утверждение о том, что в практическом плане педагогика чтения — это как искусство, так и наука.

Далее следуют несколько статей, где речь идет о разных формах работы детских библиотек с читателями. Статья В. П. Будасовой, М.Г. Вакулы, Н.Н. Морозовой сообщает о проведенном ими психолого-социологическом изучении читателей в возрасте 13—15 лет (на достаточно большой выборке). Методом анкетирования определялись: их круг чтения, предпочитаемые ими жанры литературы, а также мотивы чтения. Им же давался подростковый вариант теста-опросника на акцентуацию характера. Таким образом выявлялось, как связаны различия между подростками как читателями и их принадлежностью к тому или иному психологическому типу. Установлено, что от психологических черт может зависеть сама выраженность тяготения к чтению и эффективность тех корректирующих, компенсирующих функций, которые чтение может выполнять. Работа дает представление о том, что и ради чего читают российские подростки начала XXI века и как следует учитывать их принадлежность к тому или иному психологическому типу.

В статье Т.Н. Макаровой представлен опыт работы детской библиотеки с детьми-инвалидами и детьми-сиротами с задержками развития. Из данного сообщения видно, что приобщение к литературе такого контингента детей не только содействует умственному и нравственному развитию, но и ободряет их, приносит радость, удовлетворение. Показано, какими разнообразными и увлекательными могут быть формы библиотерапевтической работы. Статья О.О. Матухиной также посвящена детям, отстающим в умственном развитии. Но тут представлен особый опыт библиотечной работы — совместной с коррекционной школой. Ученики коррекционных классов один учебный день в неделю проводили в библиотеке, где для них была подготовлена специальная программа по привлечению к чтению и развитию творческих способностей. Опорным было представление о том, что у данного контингента детей достаточно развито наглядно-действенное мышление. С учетом этого подбирались тексты и темы для занятий по чтению. Полученные результаты свидетельствуют о значимости приобщения к книгам и таких детей.

Сообщение Б.Д. Каштановой и Л.А. Радыгиной знакомит с опытом создания библиотерапевтического центра для детей с ограниченными физическими возможностями. Детская библиотека стала инициатором разносторонней помощи таким детям. Здесь библиотерапия — одно из средств избавления от ярлыка инвалидности и неполноценности. Показано, что система поощрения может содействовать общему развитию способностей и в перспективе — подлинной умственной и личностной реабилитации. В статье Т.В. Ермаковой речь идет о работе в библиотеке для слепых и слабовидящих. Здесь нужда в библиотерапии особенно очевидна: освоение книг приобщает к жизни зрячих, компенсирует недостаточность собственного опыта. Возможен подбор текстов, поднимающих настроение, влияющих на развитие нравственных и волевых качеств. Во многих случаях можно говорить о подлинном «лечении словом» (художественным текстом).

О роли книги в жизни людей с сенсорной депривацией можно судить по следующей далее поразительной статье А.В. Суворова. Этот автор, будучи слепоглухим, от первого лица, как бы изнутри, показывает неутолимую потребность в чтении как незаменимом источнике информации и эмоционально-насыщенных впечатлений. Общение с книгой для него — не только библиотерапия, но и сама радость жизни.

В данной части книги представлена и теоретическая статья А.И. Сосланда о значении активности идеологий и особенностях их распространения (нельзя упускать из виду и этот аспект книжной культуры). Философское содержание этой статьи в его отношении к библиотечному делу поясняется кратким комментарием О.Л. Кабачек.

Совокупность рассмотренных статей дает представление о библиотерапии как самой сути библиотечного дела, применительно к детским библиотекам, во всяком случае. Конечно, чтение книг и библиотечное обслуживание выполняют и другие очень важные функции (информационная, помощь учению, форма отдыха). Но книги дают и нечто большее. Они могут иметь для читателя подлинно личностный смысл: утешать, воодушевлять, помогать лучше понимать себя и других. Известно, что вовремя прочитанные книги оказывают влияние на само формирование личности. Без книг жизнь становится духовно беднее и в чем-то более трудной. Этого не могут не знать те, кто выдает книги читателям, особенно в детские руки. Об этом заходила речь и в представленных статьях.

Для понимания роли и значения библиотерапии, о которой шла речь в данной части книги, нужно не упускать из виду условность этого термина. Здесь «терапия» не обязательно означает лечение. Литературно-художественные произведения могут быть значимыми в педагогическом, воспитательном плане и именно этим оказывать благотворное влияние на психику. Когда книга духовно развивает и тем самым позволяет справляться с некоторыми внутренними противоречиями, гармонизирует душевную жизнь, то к чему это относится больше — к воспитанию или лечению? По-видимому, в библиотечном деле могут быть одинаково полно выражены как воспитывающая, так и оздоравливающая стороны библиотерапии.

В третьей части речь идет об одной конкретной сфере применения библиотерапии, а именно — при лечении людей, страдающих нарушениями речевого общения (логоневроз в форме заикания). Имеются в виду лица с сохранными речевыми органами, но подверженные нервным состояниям, с которыми не удается справиться. Их речевые недостатки во многом обусловлены психическими состояниями, связанными, например, с опасениями неудачи при произнесении нужных звуков, слов, фраз, а также с такими чертами характера, как тревожность, торопливость, слабость воли, недооценка себя, застенчивость и др. Данная часть книги знакомит со способами реабилитации их личности и речи. Рассматриваемый здесь библиотерапевтический подход включен в систему комплексного метода оздоровления заикающихся.

Этому направлению работы положила начало четверть века назад доктор психологических наук Ю.Б. Некрасова. В ее статье, открывающей данную часть книги, указаны те прогрессивные подходы к проблемам личности, получившие признание в психологии и медицине, которые легли в основу создававшейся логопсихотерапии (ею введенный термин). В статье кратко представлена сама система работы с указанной категорией лиц: групповая форма занятий, четыре этапа работы (в том числе — сеанс эмоционально-стрессовой терапии); основное внимание уделено использованию библиотерапевтического подхода. Подробнее описан предварительный, начальный период, длящийся полгода — когда заикающиеся подростки и взрослые получают индивидуальные задания прочесть определенные художественные произведения и написать о своих впечатлениях (подбирались книги, которые были бы значимы для лиц с переживаниями по поводу своего недуга, могли бы «задевать за живое»). Так будущие пациенты вступали в заочный диалог с психотерапевтом, сообщали о своем отношении к прочитанному, о возникавших у них ассоциациях и соображениях, и, конечно же, не могли не задумываться о том, как это будет воспринято адресатом.

Такая необычная форма библиотерапии - контакты с пациентом «через книгу», предваряющие личное знакомство — оказалась весьма эффективной. Заикающиеся заранее настраивались на собственное участие в лечении. Особенности реагирования пациентов на книги давали психотерапевту важную информацию об индивидуальности больного. Представленный в статье анализ основных функций библиотерапии указывает на широкие возможности использования такого подхода.

Последние 10 лет логопсихотерапевтическую работу возглавляет ученица и последовательница Ю.Б. Некрасовой доктор психологических наук Н.Л. Карпова. За эти годы возрастало внимание к роли семьи пациентов, — родители и другие члены семьи стали вовлекаться в лечебный процесс в качестве его непременных участников. Так, на пропедевтическом этапе и родители должны прочитывать определенную часть рекомендуемых пациентам книг и давать на них свои письменные отзывы, они активно участвуют в работе и на всех последующих этапах социореабилитации. Это очевидным образом содействует взаимопониманию между членами семьи и тем самым создает благоприятную атмосферу для заикающихся. Существенно, что возрастной состав групп расширился: вместе со взрослыми и старшими подростками, как это было раньше, теперь в логопсихотерапевтические группы включают и заикающихся младших школьников. Семейно-групповые занятия воспринимаются всеми участниками как психологически очень естественными и оказываются наиболее эффективными. В таких группах возникают новые возможности для вызывания и продления саногенных (оздоравливающих) состояний, что содействует коррекции и укреплению определенных личностных свойств. Влияние на личностную сферу с целью помочь реабилитации в общении, мобилизация собственной активности пациентов — главное, на что направлена вся система работы.

Статья Н.Л. Карповой знакомит с этим новым периодом в развитии логопсихотерапии. Здесь показано, что понимание заикания как невротического состояния требует особого внимания к жизни в семье, где пациенты больше всего проводят времени и где близкие люди могут либо тактично смягчать проявления недуга и связанные с ним трудности, либо, наоборот, усиливать их болезненность, делать их травмирующими. Указывается, что от психологической атмосферы в семье зависит не только самочувствие заикающихся, но и то, насколько успешно пойдет оздоровление, закрепится ли достигаемой успех и велика ли будет вероятность рецидива. Раскрываются также значение и специфика семейного чтения как реального средства влияния на взаимоотношения в семье. Имеется в виду не обязательно совместное чтение вслух: ведь и когда читают порознь одни и те же книги, обычно возникают разговоры-обсуждения, позволяющие лучше понять друг друга и почувствовать то общее, что сближает. Такая библиотерапия — «лечебное средство», полезное не только для пациентов, но и для других членов семьи, — одна из существенных характеристик нового этапа развития логопсихотерапии.

Статья дает также представление о расширении способов применения библиотерапевтического метода. Так, в ходе самих групповых занятий представители разных семей обмениваются мнениями о содержании прочитанных произведений, об отдельных персонажах, спорят по поводу вычитанных мыслей и их формулировок; иногда — включаются в подготовку к театрализованному представлению по прочитанной пьесе или книге, и под этим углом зрения по-новому вникают в текст. В статье рассматривается и сама динамика лечебного процесса. Показано, что, кроме выделенных прежде функций библиотерапии (прежде всего прагматических — помогает диагностике, настраивает на лечение и даже лечит, подключает к общению), большего внимания к себе требует и функция общеличностного развития. Накопленный опыт позволил утверждать, что приобщение к художественной литературе, установка на вдумчивое вчитывание в текст и на чувствительность к его эмоциональной стороне, расширяя кругозор и побуждая к самоанализу, — очень действенное средство лечебного воспитания.

Статью Н.Л. Карповой дополняет статья А.Д. Яковистенко, которая знакомит с некоторыми особенностями использования библиотерапевтического метода в логопсихотерапии. Здесь рассматривается системность подбора заданий и взаимообусловленность всех сторон применения этого метода. Указывается, что библиотерапия содействует развитию у лиц с логоневрозом потребности в творческой самореализации, что выступает, в частности, в творческом подходе к самому «лечению книгой». Показано принципиальное значение именно семейно-групповой формы работы. Уже накопленный опыт свидетельствует, что в каждой из создаваемых групп — на основе разработанной системы занятий, включающей на всех этапах библиотерапию, — возникает атмосфера дружеского коллектива, особой общности, вовлекающей каждого в активное преодоление недостатка речевых коммуникаций. Здесь накапливается очень ценный для логоневротиков положительный опыт общения. Значительный интерес представляют и приводимые в статье сведения о том, как помогает логопсихотерапевту библиотерапевтический метод: при выявлении особенностей личности пациентов и членов их семей, а также при подборе оптимальных лечебно-воспитательных воздействий.

В статье Н.А. Ситниковой (с кратким предисловием Н.Л. Карповой) использование библиотерапевтической методики рассматривается не только с точки зрения библиотерапевта, но и с позиции пациента (сама автор статьи — бывшая заикающаяся, излечившаяся, ставшая практикующим логопсихотерапевтом). Данный текст вобрал в себя воспоминания о переживаниях и размышлениях, связанных с прочтением книг, рекомендуемых на пропедевтическом этапе лечения. Автор пишет не только о себе. Приводимый в статье обзор работ заикающихся дает яркое представление о некоторых сторонах их внутреннего мира: переплетающихся у них тягостных переживаниях, надеждах и возвышенных устремлениях. Представленные материалы указывают, в частности, что для лиц с нарушениями речевого общения характерен углубленный интерес к свойствам личности, своим и других людей. Взгляд на библиотерапию со стороны тех, к кому ее применяют, как бы «изнутри» представляет большой психологический интерес. Содержательность этой статьи, ее убедительность окрашены своеобразным лиризмом: автор пишет о том, осмысливает как специалист, и что было им самим пережито.

В статье А.А. Афрюткиной анализируется психологический механизм проекции, т.е. непрямого, невольного обнаружения в текстах пациентов личностных ценностей и устремлений. Показано, что выполняемые библиотерапевтические задания могут давать в этом отношении ценнейший материал для психотерапевта. Благодаря получаемым откликам заикающегося на определенные художественные произведения удается судить о его индивидуальных особенностях и находить оптимальный подход к его личностной реабилитации. Выясняется, что именно в проективной функции — один из секретов высокой информативности и лечебной эффективности библиотерапевтической методики (в системе логопсихотерапии).

Две следующие статьи посвящены вопросам диалогического подхода к библиотерапии. Т.В. Мордовцева прежде всего останавливается на историческом развитии самого понятия «диалог». В настоящее время в гуманистической психологии и философской антропологии этот термин указывает на личностный характер общения, в отличие от взаимодействия, сводящегося к исполнению социальных ролей и функций. Особый аспект термина — внутренний диалог, споры с самим собой. В диалоге личность выражает себя, вступая в общение с другой личностью; при этом участники диалога равноправны. В статье вводится понятие «диалогический статус», означающее право иметь собственную позицию и готовность выслушивать другого, предполагающий уверенность в себе, чувство собственного достоинства. Отмечается, что такие личностные качества являются условием восстановления речевого общения и что на их развитие как раз и направлена логопсихотерапия. В статье указывается, что библиотерапевтическая методика, приобщая к определенным художественным произведениям, вызывает у пациентов мысли и чувства, имеющие для них важный личностный смысл, и что это побуждает их активно вникать в текст, мысленно вступать в общение с героями книги, с автором. Так, для заикающихся может становиться близкой, а затем и привычной, диалогическая позиция. Отмечается, что методика позитивно влияет в том же направлении и на членов семьи пациентов.

И. В. Янченко также исходит из принятого в логопсихотерапии понимания заикания как нарушения личностно-психологических основ общения. В статье представлены те методологические обоснования, согласно которым на передний план выдвигается проблема диалога. Эти теоретические установки подкрепляются большой эмпирической работой. Показано, что библиотерапевтическая методика не только вовлекает пациентов в диалог (поначалу с героями художественного произведения, с его автором, с психотерапевтом), но и каждая из ее функций в лечебно-воспитательном процессе содействует восстановлению нарушенного диалогического общения. Указаны также некоторые внутренние и внешние предпосылки эффективности библиотерапии, в их числе, едва ли не в первую очередь, — диалог с ближайшим окружением пациента.

Статья А.Ю. Крутиковой обобщает опыт работы с заикающимися подростками, включенными в группу взрослых пациентов. Использование библиотерапевтической методики в таких условиях затрудняется тем, что младшим подросткам (10-12 лет), да и подросткам постарше (13-14 лет) еще нужно приучиться к более полному и углубленному восприятию художественных произведений. Соответственно была адаптирована инструкция к библиотерапевтическим заданиям, и особое внимание уделялось семейной ситуации таких пациентов. По-видимому, вся психологическая атмосфера в разновозрастной группе приводит к личностному росту самых юных ее членов, поднимает на новый уровень их отношение к чтению, чувствительность к прочитанному. Такой результат отчетливо достигается в ходе логопсихотерапии. Как указывается в статье, пациенты подросткового возраста уже соотносят образный мир книг с тем, что им известно о реальной жизни, задумываются над поступками литературных героев и их взаимоотношениями, представляют себя в их обстоятельствах. Тексты вызывают у них эмоциональный отклик. Для них чтение — уже повод мысленно обратиться к собственным проблемам. Так происходит становление их как размышляющих, углубляющихся в текст читателей, что, в свою очередь, содействует большей вовлеченности в учебно-лечебный процесс, в борьбу за свое оздоровление. Выясняется, какую важную роль при этом играет семейное чтение, приводящее к сближению, большему взаимопониманию детей и родителей. По мере прохождения библиотерапевтического курса обнаруживается улучшение речи. Так что применение логопсихотерапии к заикающимся в переходном возрасте, при определенных условиях, оказывается весьма эффективным.

Статья Н.В. Глуховой знакомит со своеобразием применения методики библиотерапии к детям дошкольного возраста. Речь идет о так называемой сказкотерапии. Сказка — вид художественной литературы, доступный и увлекательный для маленьких слушателей. Содержание сказок не только развлекает малышей, но и заставляет их задумываться, сопереживать. Сказки несут в себе большой воспитательный потенциал. На этом и основывает автор статьи свою логопсихотерапевтическую работу в условиях детского сада. Была взята установка на коррекцию речи заикающихся детей путем воздействие на особенности их личности, например, имелось в виду преодоление заниженной самооценки, нерешительности, мнительности и т.п. Для этого проводилось включение детей в различные формы активного реагирования на содержание сказок: обсуждение-споры о смысле сказки, право по-своему изменить судьбу ее персонажей, игры-драматизации по мотивам сказки и проч. Все это развивало эмоциональную сферу детей, делало их более отзывчивыми, придавало большую уверенность в себе. При этом у них ярко выступало творческое начало, отличающее этот возраст, и очень заметно обнаруживались индивидуальные особенности ребенка. Приобщение к сказкам происходило при непременном участии и помощи родителей. Постепенно маленькие пациенты обретали большую самостоятельность, в их общении становились менее выраженными личностные «тормоза». В результате подтвердилось, что сказкотерапия может выполнять такие важные функции, как диагностическая и терапевтическая. Таким образом, показано, что библиотерапевтическая методика (в ее адаптированном варианте) может найти себе применение уже в самые ранние возрастные периоды нарушения речевого общения.

Статья Е.З. Загородниковой (логопеда, матери 12-летнего пациента, прошедшего курс семейной групповой логопсихотерапии) — это размышления о методе библиотерапии заинтересованного и компетентного человека. Сообщается, как нужны, полезны рекомендуемые книги для тех, кто опекает и воспитывает пациентов в семье: они прибавляют мудрости и чуткости, помогают лучше понять переживания, связанные с речевым недугом и с трудностями его преодоления. У автора статьи также был удачный опыт работы по методу библиотерапии с родителями детей, занимающихся в логопедической группе детского сада.

В конце данной части книги - статья И.В. Янченко о возможности формализованной обработки библиотерапевтического материала. Дело в том, что истолкование отзывов пациентов — непростая задача, и здесь психотерапевту важно не допускать субъективности оценок. Автор статьи предлагает для повышения их достоверности и доказательности использовать метод контент-анализа: это подсчет частоты упоминания смысловых единиц, выделяемых на основе определенных категорий и подкатегорий, выражающих содержание текста. Процедура этого метода предусматривает, что путем кодирования инструкции происходит перевод выявляемых характеристик текста в цифровое выражение; далее следует статистическая обработка полученных данных. Проведенное пробное применение контент-анализа указывает на достоинства такой обработки количественных и качественных показателей. По-видимому, здесь открывается перспектива повышения объективности и строгости методики - подъема на более высокий научный уровень.

Все статьи этой части книги, имея общую основу - теорию и практику логопсихотерапии, - представляют собой определенное единство: они с разных сторон и на разных возрастах выясняют роль литературно-художественных произведений как возможного средства (в системе другие методик) избавления от заикания. При этом исходным является понимание заикания как дефекта, связанного с нарушением полноценного диалогического общения, т.е. обусловленного личностными чертами. Считается также, и обосновано большим эмпирическим материалом, что эмоциональные и образно-смысловые воздействия специально подобранных книг могут оказывать влияние не только на психические состояния, но и на изменение личностных особенностей. Последнее подтверждается многими фактами реабилитации заикающихся. Это происходит в значительной мере благодаря библиотерапевтической методике (в условиях семейной групповой логопсихотерапии).

Здесь особенно заметно, что цели (преобразованию личностных свойств) соответствует средство (методика влияния наличность). И здесь выступают в единстве воспитательная и исцеляющая роли библиотерапии.

В Приложении к третьей части даются библиотерапевтические работы участников групп семейной логопсихотерапии с комментариями Н.Л. Карповой.

Эта книга - первая попытка представить сводку ряда конкретных работ, ведущихся в области библиопсихологии и библиотерапии. В отечественной психологической науке и в «библиотечном деле» (выражение НА. Рубакина) получили признание методологические установки, согласно которым чтение книги, особенно литературно-художественных произведений, - это прежде всего выражение личности читателя, устремленного к диалогическому общению. Соответственно, в библиопсихологии — в центре внимания взаимодействие, общение читателя с текстом, а в библиотерапии — использование такого общения в лечебно-воспитательных целях.

Различие между тремя частями книги — весьма условно. В каждый из них идет речь о психологии читательского восприятия (библиопсихология), и в каждой, в той или иной мере, - о гармонизирующей психику функциях чтения (библиотерапия). И все же: статьи первой части — в основном о самих психологических механизмах восприятия текста (главным образом - на разных этапах детства), второй — преимущественно о развитии и воспитании посредством книг, третьей - прежде всего, о влиянии рекомендуемых психотерапевтом книг на личностные черты (на примере лиц, страдающих логоневрозом). Части книги, дополняя друг друга, могут давать общее представление о направленности проводимых здесь работ.

Современную культуру с ее усложняющимися проблемами образования и возрастающими нагрузками на психику нельзя представить себе без внимания к библиопсихологии и библиотерапии. Цель предлагаемого издания — помочь начальному знакомству с этой областью знания.

Н.С. Лейтес,

доктор психологических наук,

главный научный сотрудник

Психологического института

Российской академии образования

* * *

Редакционная коллегия выражает особую благодарность Н.В. Волковой и А.А. Кисельникову - сотрудникам лаборатории «Психология общения, развития и реабилитации личности» Психологического института РАО — за техническую и компьютерную подготовку данного сборника к изданию.

Работы авторов статей третьей части сборника - Н.Л. Карповой, Н В. Глуховой, А.Ю. Кругликовой, Т.В. Мордовцевой, Н.А. Ситниковой, И.В. Янченко, А.Д. Яковистенко, а также Н.С. Лейтеса и А.В. Суворова - выполнены в рамках конкурсной программы РГНФ грант № 04-06-00269а

Заключение

Н.Л. Карпова

Комментарий в заключение

В заключение кратко отметим следующее:

  1. Достоинством большинства работ заикающихся является их содержательность и эмоциональность, поскольку письменная речь для большинства является более комфортной, чем устная, и это подтверждают многие приведенные тексты.
  2. Возрастные различия не препятствуют полноценному восприятию художественных произведений. Если дать прочесть текст 12-летнего «X» и 20-летнего «У», то порой вряд ли можно узнать, какое кому принадлежит, поскольку индивидуальные различия перекрывают возрастные (хотя для 7—10-летних проводится особый отбор текстов, но и некоторые их библиотерапевтические работы по содержанию не уступают взрослым).
  3. Полноценное и творческое выполнение библиотерапевтических заданий всеми участниками наших групп подтверждает правомерность разновозрастного подхода к их организации.
  4. На основе анализа всех библиотерапевтических работ каждого пациента и его родственников можно выстроить достаточно полный, яркий и образный «портрет неповторимости» как самого заикающегося, так и всей его семьи.
  5. Источником «автопортрета неповторимости» (независимо от дефекта) может явиться и одно произведение, проанализированное развернуто, эмоционально и многосторонне, как это видно на примере работы Екатерины С. Поскольку подобных работ у нас немало, возможно создание целой галереи «автопортретов» на материале библиотерапии, когда сам испытуемый дает почти завершенный свой «портрет неповторимости»
Вернуться к списку

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Университетский ДЕТСКИЙ ЦЕНТР

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА МОСКВЫ
Психологи Психологические службы образовательных учреждений Психологические центры

© 2009-2017 Практический психолог — practic.childspy.ru
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции
Разрaботка сайта childpsy.ru

Яндекс.Метрика