Международная магистерская программа «Психология развития» (Россия - Швейцария)
Сайт "Детская психология для родителей"
Центр игры и игрушки МГППУ

Дети-изгои. Психологическая работа с проблемой

Кравцова М.М. Дети-изгои. Психологическая работа с проблемой

М.: Генезис М: Генезис, 2005
Аннотации не найдено
Главы/Параграфы

Часть 1

Психологические аспекты проблемы отверженности

Собственные наблюдения, биографии разных людей и примеры из художественной литературы наводят на мысль, что в любом детском коллективе неизбежно есть популярные дети и дети-изгои. Иногда отверженных детей просто игнорируют, пассивно не любят или терпят, иногда у них находятся защитники. А другим везет меньше — их не любят активно. Они становятся объектами насмешек и травли со стороны одноклассников. Попробуем разобраться в природе такого явления, как отвержение одного или нескольких членов коллектива.

Глава 1 Действующие лица

Каждая драма предполагает четкое распределение ролей. В ситуации травли всегда есть зачинщики, их жертвы и, конечно, преследователи — основная масса детей, которая под руководством зачинщиков осуществляет травлю. Иногда в классе есть нейтральные наблюдатели. На мой взгляд, наблюдатели ничем не отличаются от преследователей, так как своим молчанием они поощряют травлю, никак ей не препятствуя. Часто дети про себя осуждают поведение агрессивных одноклассников, но ничего не предпринимают, боясь стать следующей жертвой. «Любимой иг рой Эндрю Саски (тогда обязательный в каждом классе хулиган и драчун) было снять с Колина штаны и спрятать их. Тогда как некоторые из нас сочувствовали Колину, большинство, я подозреваю, были рады, что он существует: с ним Эндрю Саски постоянно был занят и не трогал остальных» — вот как объясняет эту типичную для многих школьных коллективов ситуацию в своем романе «Скоро тридцать» английский писатель Майкл Гейл.

Бывает, что среди одноклассников находятся и защитники жертвы. Иногда появление защитника способно в корне изменить ситуацию (особенно если защитников несколько или с их мнением в классе считаются) — большинство преследователей оставляют изгоя в покое, конфликт сходит на нет в самом начале.

Например, пятиклассница Света, стремящаяся стать королевой класса, подговаривала одноклассников объявить бойкот своей сопернице Наташе. Света своими насмешками и проделками могла испортить жизнь любому, поэтому с ней никто не хотел связываться, хотя тихая Наташа многим нравилась. В бойкоте согласились участвовать все, кроме Аркаши. Он сказал, что Наташа его друг, поэтому он будет продолжать с ней дружить. Поступок Аркаши, который до этого ничем особым не выделялся, учился средне, мог начать плакать из-за двойки или испачканных брюк, опасаясь наказания, произвел на одноклассников такое впечатление, что Свете пришлось оставить Наташу в покое.

Но довольно часто защитник изгоя и сам становится изгоем. Например, когда, подчиняясь воле учителя, ребенок вынужден сидеть за одной партой с изгоем, то он может постепенно стать объектом насмешек, если только не начнет активно принимать участие в травле соседа по парте.

Рассмотрим психологические особенности основных действующих лиц.

Зачинщики

Вот два доброжелательных в общении со всеми остальными (и особенно со взрослыми) третьеклассника рассматривают альбом своего товарища и громко смеются, комментируют каждую страницу, стараясь привлечь внимание остальных. Одноклассник в это время мирно сидит за своей партой и читает книгу. К этим ребятам он до этого не подходил, никак с ними не взаимодействовал. Что побуждает ребят вести себя таким образом? Они за что-то мстят или пытаются так завоевать внимание остальных? Эти ребята претендуют на лидерские позиции в классе, а высмеиваемый ими мальчик непопулярен среди одноклассников (о нем негативно отзывались в беседе со мной и некоторые родители), кроме того, он не станет бросаться на обидчиков с кулаками...

Обычно один-два человека в классе становятся инициаторами травли или активного неприятия одноклассника. Им по каким-либо причинам не понравился кто-то из одноклассников, и они начинают его дразнить, задирать, высмеивать, демонстративно избегать, не принимать в игры. Процесс отвержения начинается очень рано: уже во второй или третьей четверти в первом классе становится ясно, кто стал изгоем в классе, а кто является инициатором его травли. Мальчики бывают инициаторами травли как мальчиков, так и девочек, а девочки чаще всего нападают на девочек, а в случае травли мальчика либо просто разделяют общую точку зрения, либо даже начинают защищать изгоя. Чаще всего в основе преследования кого-либо лежит стремление самоутвердиться, выделиться. Очень редко травля — это результат личной мести за что-либо.

Считается, что обижают и утверждаются за счет других дети, сами не уверенные в себе, «обиженные жизнью». Согласно Альфреду Адлеру, «часто комплекс неполноценности скрывается за комплексом превосходства, который служит в качестве компен сации. В этом случае в человеке присутствуют надменность, навязчивость, самодовольство, высокомерие и т.п.»*. Однако я наблюдала, как зачинщиками становились и вполне благополучные ребята. Они были настолько уверены в своем превосходстве, что считали себя вправе насмехаться над другими и преследовать чем-то не угодивших им сверстников. Такая позиция детей во многом объяснялась позицией их родителей, которые полагали, что неугодного им ребенка надо убрать из класса. В личной беседе со мной эти родители не только не соглашались признать поведение своих детей недопустимым, характеризуя их как очень добрых и благородных в повседневной жизни (и нищим подает, и над бездомными животными слезы проливает). Они активно отрицали вину собственного ребенка: мол, все его действия являются защитой от произвола со стороны жертвы, которая сама виновата (действительно, пострадавшие часто провоцируют недоброжелательное к себе отношение, но не до такой же степени).

Итак, инициаторами травли могут стать:

  • активные, общительные дети, претендующие на роль лидера в классе;
  • агрессивные дети, нашедшие для самоутверждения безответную жертву;
  • дети, стремящиеся любой ценой быть в центре внимания;
  • дети, привыкшие относиться к окружающим с чувством превосходства, делящие всех на «своих» и «чужих» (подобный шовинизм или снобизм является результатом соответствующего семейного воспитания);
  • эгоцентрики, не умеющие сочувствовать окружающим, ставить себя на место других;
  • максималисты, не желающие идти на компромиссы дети (особенно в подростковом возрасте).

Зачинщиков, по моим наблюдениям, отличает следующее:

  • Высокая самооценка и высокий уровень притязания.

Аркаша не раз демонстрировал пренебрежение к одноклассникам. Как-то на уроке на весь класс смеялся над тем, как соседка по парте написала упражнение в тетради. Любимая поза — развалившись за партой, нога на ногу. При этом он всем своим видом демонстрирует уверенность в себе (во всех тестах подчеркивает, что он хороший, заботится о близких: «Я волнуюсь и забочусь о других»).

  • Стремление объединить вокруг себя одноклассников, что бы почувствовать себя значимым, быть в центре внимания.

Третьеклассники снимали мишуру и бантики, украшавшие класс во время празднования Нового года. Дима, прицепив бантики к портфелю Мити, встает рядом и громко смеется, показывая на портфель. Никто из ребят, да и сам Митя, сначала внимания на происходящее не обращают. Тогда Дима начинает ловить проходящих мимо ребят, показывать, что сделал, призывая посмеяться вместе. Некоторые одноклассники охотно начинают хихикать, кто-то цепляет еще бантики на портфель. Митя все так же равнодушен к происходящему — он с увлечением листает книгу. Похоже, что Диме не столько важно разозлить, обидеть Митю, сколько привлечь внимание одноклассников, повеселить их (пусть за счет унижения Мити).

  • Стремление добиться справедливости.

Петя побил Витю, случайно опрокинувшего подставку с учебниками своей соседки по парте. Обычно Петя делает громкие обидные замечания тем, кто, по его мнению, делает что-то не так. Он искренне считает, что имеет на это право: если одноклассник плохо себя ведет (мешает на уроке, обидел кого-то, не важно — случайно или нет), Петя стремится наказать нарушителя. Похожий тип поборника справедливости описан в повести В.К.Железникова «Чучело» — не знающая пощады и снисхождения Железная Кнопка

Преследователи

Федя, приветливый и неагрессивный мальчик, очень хочет дружить со своим соседом по парте — Колей. Если кто-то из одноклассников не очень аккуратно пишет на доске или споткнулся, пролил воду, ошибся при чтении, то Коля обязательно язвительно прокомментирует происшедшее, а Федя охотно поддержит приятеля громким смехом.

Как уже говорилось, зачинщиками травли становятся несколько человек, все остальные являются их последователями. Они с удовольствием смеются над неудачами изгоя, прячут его вещи в туалете, подхватывают обидные прозвища, не упускают случая его толкнуть, оскорбить или демонстративно игнорируют и не желают принимать его в свои игры. Почему же добрые и отзывчивые по отношению к своим близким дети становятся тиранами для не сделавшего ничего плохого лично им сверстника?

Во-первых, большинство ребят подчиняются так называемому стадному чувству: «Все пошли, и я пошел, все толкали, и я толкнул». Ребенок не задумывается над происходящим, он просто участвует в общем веселье. Ему в голову не приходит, что чувствует в этот момент жертва, как ей больно, обидно и страшно.

Во-вторых, некоторые делают это в надежде заслужить расположение лидера класса.

В-третьих, кое-кто принимает участие в травле от скуки, ради развлечения (они с тем же восторгом будут пинать мяч или играть в салки).

В-четвертых, часть детей активно травят изгоя из страха оказаться в таком же положении или просто не решаются пойти против большинства.

И наконец, небольшой процент преследователей таким образом самоутверждается, берет реванш за свои неудачи в чем-то. У них недостает энергии, чтобы стать зачинщиками, но они охотно подхватывают чужую инициативу. Чаще всего это дети, которых третируют во дворе, обижают старшие, жестоко наказывают родители, они неуспешны в учебе и не вызывают особых симпатий у одноклассников. Например, Рыжий из повести В.К. Железникова «Чучело» кривляется и паясничает, издевается над тем, кого выберут остальные, чтобы самому не стать объектом насмешек со стороны одноклассников. «Все орут, и он орет, все бьют, и он бьет, если ему даже не хочется».

Можно выделить следующие психологические характеристики детей, становящихся преследователями:

  • Несамостоятельны, легко поддаются влиянию окружающих, безынициативны.
  • Конформисты, всегда стремятся следовать правилам, неким стандартам (очень прилежны и законопослушны во всем, что касается школьных правил).
  • Не склонны признавать свою ответственность за происходящее (чаще всего считают виноватыми других).
  • Часто подвержены жесткому контролю со стороны старших (их родители очень требовательны, склонны применять физические наказания).
  • Эгоцентричны, не умеют ставить себя на место другого. Не склонны задумываться о последствиях своего поведения (в беседах часто говорят: «Я и не подумал об этом»).
  • Неуверенны в себе, очень дорожат «дружбой», оказанным доверием со стороны лидеров класса (в социометрических исследованиях получают наименьшее количество выборов, нет взаимных выборов ни с кем из класса).
  • Трусливы и озлоблены.

Жертвы

Герой «Бесконечной книги» немецкого писателя Михаэля Энде десятилетний мальчик прячется от преследующих его одноклассников в книжной лавке. На вопрос хозяина лавки, почему одноклассники травят его, отвечает: «Я иногда разговариваю сам с собой... Я придумываю всякие истории, имена и слова, которых нет, и все такое».

Действительно, в жертве всегда есть что-то такое, что способно оттолкнуть окружающих, спровоцировать нападки с их стороны. Они не такие, как остальные. Чаще всего становятся жертвами издевательств дети с явными проблемами. Скорее всего, подвергнется нападкам и насмешкам ребенок:

  • с необычной внешностью (заметные шрамы, хромота, косоглазие и т.д.);
  • страдающий энурезом или энкопорезом (недержанием мочи и кала);
  • тихий и слабый, не умеющий за себя постоять;
  • неопрятно одетый;
  • часто пропускающий занятия;
  • неуспешный в учебе,
  • слишком опекаемый родителями;
  • не умеющий общаться.

В своей практике мне пришлось наблюдать немало отвергаемых детей. По результатам психологического тестирования я могу выделить следующие психологические особенности жертвы.

  • Отвергаемые дети могут отличаться как невысокой самооценкой и низким уровнем притязания, так и завышенной самооценкой и высоким уровнем притязания. Оценивают себя неадекватно высоко по тем параметрам, по которым они очевидно менее успешны, нежели их одноклассники (например, по количеству друзей в классе, по успехам в учебе и т.д.). При этом предполагают, что окружающие их недооценивают (родители или учителя считают их менее успешными в учебе или имеющими меньше друзей, чем на самом деле).

Претендуя на большую успешность (желая быть самыми лучшими по всем параметрам), такие дети в ходе выполнения теста на определение уровня притязания (решение задач различной сложности с помощью матриц Равена) часто выбирают трудные задачи, а после неудачи выбирают еще более сложные задания.

Исследования американских психологов показали, что детей с адекватной самооценкой сверстники обычно принимают с большей готовностью, чем тех, у кого самооценка слишком высокая или сниженная.

  • По результатам тестов, выявляющих отношение ребенка к школе (незаконченные предложения по Д.В. Лубовскому и «Диагностика школьной тревожности» A.M. Прихожан), дети-жертвы часто подчеркивают свое неприятие школы, отмечают, что их дразнят, обижают одноклассники.
  • В проективных тестах, где надо выбрать героя и рассказать, что с ним происходит, какое у него настроение («Диагностика школьной тревожности» A.M. Прихожан, КАТ-Н, Тест тревожности), отвергаемые дети часто описывают происходящее как ссоры со сверстниками, обиды, непринятие героя в игру. Часто их героем становится отдельно стоящий ребенок, которому «грустно, обидно», «у него нет пары на физкультуре» и т.д.

Даже ситуации взаимодействия сверстников, оцениваемые большинством детей как положительные («играют вместе, смеются), дети-жертвы описывают как отрицательные («ругаются, ссорятся»).

  • По данным исследований Крика и Лэдда, проведенных в 1993 году (Крэйг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000. С. 542.), отвергаемые дети сообщают о более сильном чувстве одиночества и чаще, нежели дети, принимаемые группой, склонны объяснять свои неудачи в отношениях со сверстниками внешними причинами. По моим наблюдениям, непопулярные дети часто отрицают собственную ответственность, не испытывают чувства вины за происходящее, выказывают высокую степень защитной агрессии, направленной вовне, и не пытаются найти выход из ситуации (по результатам Теста личностной фрустрации). Они не только не умеют адекватно реагировать на неприятности в жизни, но и в ходе тестирования приписывают герою, попавшему во фрустрирующую ситуацию, неадекватные поступки и стремления (например, желание что-то сломать).
Оглавление

Введение ... 3

Часть 1. Психологические аспекты проблемы отверженности ... 5

Глава 1. Действующие лица ... 5

Зачинщики ... 7

Преследователи ... 10

Жертвы ... 12

Глава 2. Истоки неприязни ... 15

Кого не любят: портретная галерея ... 17

Глава 3. Моральное насилие ... 28

Клички и дразнилки ... 29

О внешности и прозвищах ... 32

Учимся противостоять ... 34

Глава 4. Серьезные последствия ... 38

Ложь и хвастовство ... 39

Воровство ... 41

Часть 2. Преодоление ... 43

Глава 1. Роль учителей ... 43

Важные мелочи ... 44

Как помочь ... 48

Глава 2. Помощь родителей ... 52

Что делать, если ребенка отвергают ... 56

Несколько слов об уверенности в себе ... 59

Друзья детей ... 62

Глава 3. Психологическая работа с проблемой отвержения ... 65

Общие особенности отвергаемых детей ... 65

Индивидуальные занятия ... 67

Групповые занятия с отвергаемыми детьми ... 69

Работа с классом (группой) ... 82

Профилактика ... 94

Заключение .... 97

Приложения

Приложение 1 .... 99

Приложение 2 .... 101

Приложение 3 .... 107

Предисловие

Проблема отвергаемых детей особо интересует и волнует меня не только потому, что я постоянно сталкиваюсь с ней в своей психологической практике. Я сама училась в классе, где постоянно вспыхивали конфликты и кто-то становился изгоем. А всем остальным надлежало если не активно участвовать в травле, то по крайней мере всячески выражать ему свое презрение. В первом классе девчонки договорились за что-то побить после уроков мою подругу, пригрозив мне тем же, если я ее предупрежу. И я помню, как страшно было решиться побежать навстречу ее бабушке, предупредить о готовящейся расправе над внучкой. С честью выйти из этой ситуации мне помогло только то, что я была не одна — нашлось еще двое сочувствующих, а втроем противостоять большинству легче. Я с восхищением вспоминаю свою одноклассницу Катю, которая отказывалась голосовать против очередного отверженного, открыто вставая на его защиту...

В каждом детском коллективе есть популярные дети и не очень. Есть дети активные, общительные, а есть тихие, одиночки. Одних устраивает второстепенная роль в классе, другие страдают от такого положения, но не знают и не умеют его изменить. Некоторые дети так стремятся оказаться в центре внимания одноклассников, занять лидерскую позицию, не умея при этом вести себя в соответствии со своими притязаниями, выбирая неадекватные способы поведения, что добиваются внимания «со знаком минус» — становятся объектом насмешек и презрения. И вот эти активно отвергаемые сверстниками ребята — явление, к сожалению, частое и трудноисправимое.

Работая в школе и организуя занятия с подростками при факультете психологии МГУ, я нередко встречала детей, для которых «вхождение в группу» было трудноразрешимой задачей

Наверное, многие психологи и педагоги размышляют над тем, как помочь ребенку не чувствовать себя лишним в коллективе, можно ли научить его общаться, могут ли взрослые (педагоги, психологи, родители) специально обратить на него внимание сверстников, сделать его своим для окружающих. Но самый главный и трудноразрешимый вопрос: как избежать травли и что делать, если ситуация критическая?

Заключение

Проблема популярности-непопулярности среди сверстников актуальна для всех детей. Во многих американских фильмах, посвященных молодежи, именно взаимоотношения в коллективе чаще всего становятся главной темой. К чему только не прибегают отвергаемые тинейджеры — герои таких фильмов, чтобы завоевать признание товарищей. Подкупают самую популярную в школе девочку, стараются достичь небывалых успехов в учебе или спорте, колдуют, заключают контракт с дьяволом. И это не только фантазия американских сценаристов, — как мы уже говорили, ребенок (особенно подросток) часто бывает готов на все, лишь бы его приняли, признали, обратили на него внимание.

В жизни практически каждый ребенок становится если не участником (зачинщиком, жертвой, преследователем), то хотя бы наблюдателем травли, и не только в школе, но и в лагере, во дворе, на даче.

Кем вырастут униженные и оскорбленные дети? Забитыми и неуверенными в себе людьми или, наоборот, защитниками слабых? Одни, пройдя в детстве через издевательства и травлю, никогда сами не станут унижать других. «Я была на костре, — ответила Ленка. — И по улице меня гоняли. А я никогда никого не буду травить... Хоть убейте!» А другие, наоборот, будут стремиться отыграться за свои унижения на других (часто выясняется, что те, кто издевается над слабыми, в детстве сами были объектами издевательств).

Кем вырастут преследователи и зачинщики? Одни одумаются, и им будет стыдно вспоминать о случившемся. Другие войдут во вкус и будут и дальше самоутверждаться подобным образом. Детская нетерпимость к сверстникам может стать первым шагом к юношескому фашизму.

Если сверстники будут безнаказанно обижать ребенка, а взрослые позволят им это делать, то ему будет очень сложно научиться доверять, дружить и любить. Жестокость и равнодушие окружающих в большинстве случаев порождают в детской душе обиду и желание отомстить. Только своевременная защита и поддержка со стороны окружающих уберегут личность ребенка от негативных последствий травли.

Не надо пытаться полностью оградить ребенка от отрицательных переживаний. В повседневной жизни избежать гнева, обид или столкновения с жестокостью невозможно. Важно научить детей противостоять агрессорам, не уподобляясь им. Ребенок должен уметь сказать «нет», не поддаваться на провокации товарищей, с юмором относиться к неудачам и знать, что иногда правильнее посвятить в свои проблемы взрослых, чем разбираться самостоятельно.

Если кормить домашнего удава живыми мышами на глазах у ребенка, то не стоит удивляться, когда через некоторое время он начнет мучить животных, а потом и людей. Как ему объяснить, что собаке или брату больно, а мышам — нет? Дети — максималисты, и, получив урок цинизма в детстве, повзрослев, они не станут задумываться о том, что чувствует их жертва. Только личным примером можно научить ребенка сочувствию, сопереживанию и терпимости.

Смотрите также:
Вернуться к списку

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Университетский ДЕТСКИЙ ЦЕНТР

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА МОСКВЫ
Психологи Психологические службы образовательных учреждений Психологические центры

© 2009-2017 Практический психолог — practic.childspy.ru
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции
Разрaботка сайта childpsy.ru

Яндекс.Метрика